Неоновая тьма Seguir historia

antichrist9954 Dmitry Sorokin

Недалёкое будущее. Земля стала локацией очередной стычки сверхдержав, что неминуемо повлияло на биосферу и её обитателей, оставив им единственный выход — изоляция. Прогресс в научных отраслях помог выстроить новую обитель землянам в виде исполинского купола, внутри которого и разворачивается ход повествования. Посредником, что будет вести вас через неоновую тьму, станет молодой человек, устроившийся работать детективом в отделе, расположенном на средних уровнях иерархическо-купольной системы.


Ciencia ficción Sólo para mayores de 18.

#Постапокалипсис #философия #Будущее
0
4379 VISITAS
En progreso - Nuevo capítulo Cada 10 días
tiempo de lectura
AA Compartir

I. Знакомство, некупольная еда и треклятое невезение

— Я сделаю это! — завопил полуголый человек, выглядящий подобно зверю, попавшему в западню.


— Ублюдок! — лицо Хилза наполнилось непреодолимой яростью, буквально исходящей из него в виде пара, хлещущего из бионических конечностей.


— Эй, — прошептал я. — Хилз, ты хоть понимаешь, что он утянет её за собой в эти чёртовы стоки? — мой голос резко перекрыла сирена отряда безопасности, чья машина уже нависла над преступником, ярко освещая встроенным прожектором окровавленное тело подонка.


И правда. Мужчина, который так разозлил Хилза, находился в состоянии, похожем на опьянение дюжиной различных наркотических средств: от обыкновенных охлаждающих конечности пилюль до первобытных порошковых смесей — всё переваривалось, смешивалось, гнило внутри этого мерзавца. Я мог бы просто расщепить его тело в месиво с помощью обыкновенного нейробластера, но дело вот в чём: во время мимолётной погони негодяй схватил девушку, идущую неподалёку от вектора преследования. Теперь они оба стояли на краю платформы С-067, ведущей прямо на дно Купольной цивилизации — в мир мусорных отходов.


— Я! — вновь прорвался крик. — Я возьму эту сучку с собой, и вы, псы, ничего не посмеете сделать! — он медленно двигался всё ближе к обрыву, держа девушку живым щитом, направленным прямо на мушку оружия.


— Пожалуйста, не надо! — мучительным криком умоляла она, стоящая на краю мира.


— Извини, Кейдж, — Хилз двинулся вперёд, стремительно приближаясь к преступнику и заложнице, после чего двое гибло полетели вниз.


***


Тремя часами ранее.


Иногда, в момент абсолютного безделья, ты думаешь: «Почему ничего не происходит?». Именно с этой мыслью заканчивался мой рабочий день в детективном отделе, расположенном на девятнадцатой платформе С уровня.

Оставались считанные минуты. Я беспрестанно смотрел на стрелки часов, парящих над горой цифровых документов, которые мне необходимо разобрать к концу недели.


«Без пяти восемь», — прогнал в голове я.


Чтобы хоть немного отвлечься, я взял голографический бланк, в котором находилась база данных, доступных мне, Уильяму Кейджу, младшему детективу данного отдела. В мельчайшем приборе, если рассматривать с глубочайшим анализом, было всё: имена, либо позывные, сотрудников, включая все общедоступные данные, связанные с ними; зарегистрированные преступления, коих счёт вёлся прямиком из информативного центра; итоги следствий данных преступлений. На этом пункте стоит уделить больше внимания, ведь за последние пару лет наш отдел ушёл далеко вперёд по раскрытию дел, отчего их количество день изо дня уменьшается, приближаясь к нулю. Страх недобропорядочных граждан? Искусственное уменьшение преступников путём насильственного подключения к ним аппаратов «Воля»? Точного ответа я дать, к сожалению, никогда не смогу. Возможно, ни то и ни другое не имеют отношения к этому, либо, быть может, оба варианта имеют право существовать, но лишь думами, прячущимися в моих личных чертогах.


— Ты обычно в это время не отрываешь глаз от часов, — послышался ясный и грубый мужской голос человека, стоящего где-то у двери.


— Давно ты здесь? — спросил я.


— Ровно пять минут. Кстати, рабочий день подошёл к концу, — произнёс он, бросив в мою сторону карточку с электронным выступом в виде отмычки, — сегодня ведёшь ты.


— Подожди, — начал я, — куда ты меня тащишь в пятничный вечер?


— Как куда? Я же говорил тебе, что на B уровне открылся самый комичный ресторан в мире, — произнёс он, смеясь по какой-то неизвестной мне причине.


«Чёрт, и правда», — я совсем забыл о его просьбе посетить странное заведение. Признаюсь, будь у меня индикатор желания, его мера демонстрировала бы совершенно ужасные показатели.


— Чем он отличается от всех иных точек жизнеобеспечения? — сухо поинтересовался я и, направляясь к двери, дал команду электронному помощнику: «Свет».


— Ты же читал эти глупые сказки литераторов тогдашней эпохи? — хлопнув меня по спине металлическим протезом, он засмеялся.


— Ну. Читал, — мы начали движение по пустому коридору, состоящему из металлических листов и множества стеклянных кабин, в которых находились работники отдела.


— Питательные вещества в виде объектов различных форм, да ещё и вкус имеют, подобно поштучным красителям! — вскричал на весь коридор он, вновь хлопнув меня по спине.


— Хилз, ты понимаешь, что спина у меня не бионическая?! Прекращай! — я вскипел, но человек по имени Хилз был не так прост. Спросите, чем же он был не так прост? Ох. Я назову его павшей звездой Купольной цивилизации, ведь слухи о нём можно услышать до сих пор. Правда, слова под завесой бродят лишь в границах, зовущимися детективным отделом, но и это немалая заслуга.


Хилз Рэд — старший детектив, он же детектив-оперативник. Хилз руководит большей частью отдела, занимаясь всплесками преступной деятельности, обучением неопытных работников и постоянным докучением моей персоне. О последнем позже.

Хилзу, если мне не изменяет память, семьдесят восемь, но его внешность и физические показатели можно запросто сравнивать с данными профессиональных атлетов: рост, дышащий в потолок среднестатистических домишек, находится в районе шести с половиной футов (двух метров); вес, учитывая бионические руки, около триста тридцати фунтов (150 килограмм); телосложение исполинского бойца. Наверняка сочтёте, что я приукрашиваю, но дальше вы всё и сами поймёте.


— Кейдж, друзья мы или не друзья, а? — не прекращал он.


— Я в эти глупости не верю, — я пытался завершить странный разговор о мифических питательных веществах, зовущимися едой. — Ты хоть понимаешь, что необходимых ресурсов для создания этих, — на секунду остановившись, продолжил, — этой еды вовсе нет.


— Тут ты ошибаешься, малыш. Работники нижних уровней обнаружили склады, которым Купол знает сколько лет. Так наши учёные выявили закономерность, при которой можно дублировать залежи, сохранив их изначальную пригодность. Разумеется, такие питательные вещества будут стоить гораздо дороже, но, Кейдж, раз в жизни-то. Ну! — Хилз вновь хлопнул меня по спине, на что я не обратил внимания.


Приблизившись к регулятору движения, Хилз просунул наши жетоны в аппарат, после чего жетоны вылетели с другой стороны металлического ящика. Дверь открылась, и мы вышли на платформу. Я понимал, что Хилз будет стоять на своём до последнего, и взглянул на него: в красно-неоновом свете платформенных прожекторов его голубые глаза приняли фиолетовые оттенки, а местами седые волосы отражали свет и блестели.


— Дедуль, — шутливо начал я, — тебе стоит завязывать с химией для волос. Вскоре совсем уподобишься этим модникам прошлого.


— Знал ли ты, что за такое и пришибить законом соблюдимо? — он медленно поднял руку, целясь прямо в моё лицо.


— Эй, вот и я, — пробормотал парень, вышедший с отдела. — Кейдж, не ожидал, что ты соберёшь нас после работы.


— Сам не ожидал, Роб, — я гневно взглянул на Хилза, получив в ответ лучезарную улыбку.


В свет уже знакомых прожекторов вышел человек по имени Роб — младший детектив, мой ровесник двадцати семи лет, работающий в информативном сегменте отдела. Визуально обыкновенный парень без каких-либо отличительных черт: густой вороной волос, сбритый в районе висков; бледное лицо, — как и, впрочем, вся его кожа, — наполненное пустотой — чёрными линзами, позволяющими включать панель отдела в быстром доступе без лишних коммуникационных приборов; худощавое телосложение, полноценно комбинирующее высокий рост Роба, было укутано чёрным плащом, напоминающим мантию.

Говоря прямо, если Хилз является затухающим фитилём, то Роб, наоборот, с каждым месяцем усердной работы получает различные премии, связанные с его коллаборациями в научно-исследовательских центрах. Насколько я помню, последним его достижением в данном направлении являлась модификация энергетического чипа, защищающего оперативника от лазерных орудий и нейробластеров. Перво-наперво чип являлся частью костюма служащего, защищая тело в среднем от трёх до пяти выстрелов. Причиной столь малого количества являлась неустойчивость данной конструкции. Костюм являлся станиной для чипа, что, следовательно, делало из костюма некий проводник, ведущий лучи и энергию орудий прямиком в мозг гаджета — процессор щита. Происходило замыкание, возгорание и иные неприятнейшие инциденты, вовсе не позволяющие продолжать службу. Роб предложил использовать станиной наше тело, внедряя чип под кожу. Его идея имела огромнейший плюс и некоторый минус: количество отражений увеличилось примерно в два раза, но теперь телу оперативника приходится ощущать часть энергии мышцами своего тела. Признаюсь, в меня не стреляли — свезло таки. Представить, какова нагрузка в момент отражения я тоже не могу, но не признать, что данное открытие является частью прогресса в нашей работе, будет глупо. Иначе говоря, данная технология упростила работу сотрудников безопасности и детективного агентства вплоть до того, что половина вооружённых сил Купольной цивилизации приняла микрочип частью себя. Даже политики стали участниками продвижения данной технологии, внедрив чипы в своё тело.


— Вы долго играться будете? — Роб с отвращением взглянул на нас.


«Зачем же ты его позвал, Хилз?», — подумал я в миг встречи наших глаз.


— Кейдж, куда мы едем? — поинтересовался парень.


— Мы едем… — я остановился во избежание непонимания.


— В новенький ресторан, — продолжил Хилз. — Ты не слышал, что на нижних уровнях обнаружили питательные вещества прошлого?


— Слышал, — ответил темноволосый, направляясь в сторону автомобиля. — Это абсолютная глупость, скажу я вам.


— С чего такой вывод? — раздражённо спросил я.


— Кейдж, всё проще, чем провести жетоном на выходе отдела: так называемая еда — это совокупность пищевых добавок, уничтожающих организм изнутри. Да, они имеют необходимые ресурсы для нашего организма, но жертва слишком велика, поскольку современные точки жизнеобеспечения предлагают чистейшие белки, жиры и углеводы. Кому я это рассказываю? Будто до сих пор академию оканчиваешь, — он сел в служебную машину с откидным верхом и закрыл дверь.


Хилз взглянул на меня непонимающе. Минутой ранее я не очень-то хотел этой поездки, но теперь пытаюсь оспорить мнение о непригодности такого питания. Подобное часто случается со мной. Назовём это обычной странностью.


Хилз уселся на переднее сидение, а я, как и упоминалось выше, занял водительское место: нажав на необходимые панели, открывающие сенсор запуска, я провёл картой отдела прямо по появившемуся окну, расположенном напротив моей головы, после чего энергетические лампы, находящиеся на штурвале, загорелись синим светом, и с помощью моего ловкого движения рук служебный транспорт взмыл ввысь, прямиком в поток движения С уровня, интегрирующийся с уровнем В.

Перед нами открылся знакомый и, как выражается Хилз, бескрасочный вид. Слова Хилза, на мой взгляд, не имели никакого смысла, ведь каждую секунду, каждую минуту, день изо дня, месяц, год, всякую вечность, световые иллюзии переливались в различные формы, агитации, картины, меняя цвета подобно богатым дамам А уровня, меняющим одёжки каждые полдня. Рефлективно, пролетая над платформами, висящими друг над другом зависимо от уровня, и чёрно-металлическими кубами, стоящими на них и являющимися жилищами, предприятиями, либо государственными учреждениями, чувствуешь, как в глазах в один миг уживаются все цвета комплексной палитры, а мозг, редко улавливая смысл происходящего, невольно замедляет свою деятельность.


— Гляди, построили! — восхитился Хилз, указывая на панель, на поверхности которой появилась миниатюрная версия автомобильного потока и самого города Купольной цивилизации.


— Это он самый? — поинтересовался я.


— Да, Кейдж, это он! — через экран, встроенный в штурвал, я мог лицезреть физиономию Хилза — он был до безумия счастлив.


— Вы о строительстве Центра вылазок? — спросил Роб.


— Да, приятель, — пробормотал Хилз, не отрывая глаз от панели.


— Какой-то богатенький бизнесмен строит глупые планы по открытию нового мира, после просит приятелей подать его кандидатуру на пост главы цивилизации. — Роб разочарованно выдохнул. — Его программу разнесут в пух и прах, когда победит Гарри Пан.


— Роб, — начал я, — с чего ты взял, что вновь выиграет Гарри?


— Выборы — систематизированное явление, а кандидат, на которого вы возлагаете надежды, — ошибка двоичного кода.


— А, — спустя короткое молчание Роберт продолжил, — знаете, голосование ведь через неделю? — Хилз кивнул головой. — Вот и славно. Мы узнаем истину. Если правым окажусь я, вы двое целый месяц будете транспортировать меня домой. Сойдёт?


— Погоди. А как же транспортно-пассажирская линия? — я взглянул на Роба.


— Мне нравится понимание, что у меня будет прислуга.


«Негодяй. Я вообще ни за кого не болею. Ясен чёрт — Пан победит», — прокрутил я в голове.


— Я согласен. Как бы то ни было, предать свои взгляды из-за страха проиграть — это низко, — рассудительно произнёс Хилз.


— Хм. А Кейдж побаивается, смотрю? — Роб ядовито усмехнулся.


— Я согласен! — я со злобой, паркуя транспорт одной левой, пожал Робу руку.


— Так-то лучше. Скажу сразу: служебная форма обязательна.


— Постой-ка, — остановив транспорт прямо на платформе В-003, произнёс я. — Если выиграем мы, ты признаешь свою некомпетентность в вопросе политики.


Роб не ответил, и мы втроём вышли из машины, направившись к близлежащему краю платформы, где и располагался пункт жизнеобеспечения. Словом, В-003 является самой крупной платформой В класса, так как из всех тринадцати В нумеров лишь на третьей располагается треть всех предприятий Купольной цивилизации. Не так давно я интересовался вопросом площадей нынешних уровней, могу с достоверной правотой сказать, что площадь данной платформы равна ста двадцати километрам в квадрате, что приравнивается, по фактам бумажной письменности, к размеру небольшого города былых времён. Наверняка люди, жившие на ногах, приросших к почве, были бы шокированы данной диковинкой, которую мы, люди Купольной цивилизации, попусту не замечаем. Просто представьте, что сотни висящих в небе платформ — это сказка, в которую никто никогда не верил. Думаете, что я брежу? Ведь это так! Тогдашние наивно думали, что вечному двигателю не суждено появиться в свете неоновых ламп.


— Я согласен, — пробормотал Роб, мельком взглянув на меня, после чего развернулся и продолжил молчаливый ход.


— Сегодня много людей, — заметил Хилз.


Он прав: узкие лабиринты, состоящие из различных лавок, магазинов, точек жизнеобеспечения, пунктов кибернетизации, были наполнены течением сотен людей, бегающим из стороны в сторону и ищущим нужную утварь, место для весёлого время провождения, либо реконструкции своего тела, находясь в свете неона.


— А вот и он, — произнёс я, указывая на крошечную лавку с барной стойкой, стоящей прямо на улице, за которой находился полный мужчина в необычном костюме, облегающим его тело.


— Ха, ровно три места осталось, — Хилз включил сенсор расчётного механизма, расположенный на его правой руке. — Я позвал вас, я и плачу.


— Звучит неплохо, но я лишь понаблюдаю, — Роб уселся за стеклянную стойку.


Приблизившись ближе, мы услышали незнакомый аромат, витающий вблизи лавки. Это можно сравнить с синтетическими веществами, влияющими на мозг за счёт своей волшебной структуры наполнения. Я чётко почувствовал, что моя ротовая полость активно наполнялась слюной, чего раньше никогда не было. Я слегка забеспокоился и попытался разузнать, в чём дело, на что услышал довольно уверенное заявление повара в лице продавца и юриста данного заведения:


— Не беспокойтесь. Это совершенно нормально. Так было у всех, понимаете? Время эмпирических ощущений возвращается! — как-то странно произнёс он.


— У Вас имеются питательные вещества в чистом виде? — поинтересовался Роб, прикрывая нос.


— Разумеется! На вкус и цвет всем угождать готовы! — он указал Робу на витрину.


Я легонько толкнул Хилза, стоящего спереди, и прошептал:


— Тебе не кажется, что этот мужчина немного… Эм, странный?


Хилз молча повернулся ко мне и постучал по своей руке пальцами другой детали, после указав на свой висок. На это я лишь кивнул, и мы уселись на свободные места в ожидании.

Разместившись, я незаметно посмотрел на остальных посетителей, кровожадно сующих в свои рты немалые куски еды различных цветов, форм и представлений, с которых так монотонно бежали капельки прозрачного сока, оставляющего блестящие следы на коже людей.


— Сегодняшним блюдом является бифштекс с яичницей, — продавец настойчиво стоял над Хилзом, держащим карточку. — Сколько Вам, Хилз Рэд? — спросил он, осматривая руки старшего детектива.


— Два, пожалуйста, — Хилз протянул руку мужчине и слегка развернул угол обзора, поймав взглядом мою удивлённую от всего происходящего физиономию. — Дождались, — прошептал он с искренней улыбкой.


Человек в костюме серебристого цвета уже было взял карточку Хилза, как послышался голос одного из посетителей:


— Эй, — заговорил мужчина в серебристом комбинезоне, находящийся где-то в центре лавочной сонмы, — мне добавки!


— Пожалуйста, подождите минутку, — не отвлекаясь от нас, заговорил продавец.


В одно-единственное мгновение послышался внезапный удар по стеклянному предмету и не менее внезапный треск стойки, по которой со скоростью света промчались извилистые полосы невозврата. Меньше чем через секунду все посетители с боязливой охотой смотрели на мужчину в комбинезоне, стоящего на месте приёма пищи.


— Чёрт, — еле слышно проговорил я, поднимаясь из-за стола, дабы нейтрализовать нарушителя порядка, но Хилз остановил меня.


— Прошу прощения, гражданин, но не могли бы Вы спуститься наземь? — дружелюбно произнёс Хилз, медленно приближаясь к мужчине в комбинезоне.


Как позже рассказывал Хилз, в глазах мужчины горели и меркли тысячи маленьких огоньков красной палитры, наверняка безвыходно призывающие его произвести агрессию в сторону всех и вся, кто хоть как-то попытается аннулировать его деятельность. Под глазами, где люди, знакомые с бессонницей, обычно хранят мешки, кожа безумца была неприятного венозного цвета, медленно спускающегося и поглощающего всё его лицо. В тот момент Хилз заметил, что диссидент опустился вниз, но в ту же секунду вернулся в первичное положение — в его руках ярким блеском показался огромный осколок стойки, которым запросто можно проткнуть грудину, достав сердце и отправив содержимое тела прямиком на платформу.


Было видно, что Хилз слегка занервничал: старик, несмотря на огромный опыт работы в подобных происшествиях, застопорился, на что Роб задал прямой вопрос преступнику: «Чего ты хочешь?». Послышался истошный смех, на который привлечение внимания не ограничилось лишь лавкой: плотный поток населения, о котором я уже говорил, стал оглядываться прямо на нас, странных граждан, продолжающих диалог с не менее странным человеком, находившимся в абсолютном экстазе от происходящего. Часть зевак, вдохновившись идеалистической картиной, начали съёмку спектакля на свои встроенные линзы.


— Ты ответишь, либо я вызываю отряд безопасности, — угрожающим тоном отрезал Роб.


— Ха-ха! Да ты издеваешься, сопляк?! — пронзительно крикнул вооружённый осколком псих, спрыгнув во внутреннюю часть лавки, в которой находился предприниматель заведения. — Ну, это меня ты заставил ждать, козёл?


— Пожалуйста, покиньте служебное помещение, — не меняя весёлого тона, продавец сверлил взглядом незваного гостя.


— Сукин сын, я тебе покажу служебное помещение! Ты прямо здесь и подохнешь, кусок дерьма! — нарушитель ринулся к цели, сократив несчастные метры вплоть до момента, когда кусок стекла коснулся тела бедолаги. В тот миг ни Хилз, ни Роб и уж тем более ни я не смогли противостоять столь молниеносному и хаотичному поступку. Единственным, что мы смогли сделать вовремя, стало удачное прикрытие глаз руками от острого потока вспышек, исходящего прямо из лавки. Казалось, этот момент перманентно застынет в жилах посетителей, но не тут-то было: через какие-то секунды процесс сошёл на нет, оставив после себя лишь тело лежащего продавца, на котором стоял тот самый человек в комбинезоне.


— Мерзавец! — прозвучал голос Хилза, уже находящегося напротив преступника.


— Что, чёрт побери?! — шокировано спросил безумец, глядя на лежащего. — Ты…


Удивление преступника объясняется одним интереснейшим моментом: Прошлой ночью на платформе В-003 произошёл всплеск агрессии со стороны гражданина, напавшего на продавца пункта жизнеобеспечения, являющегося роботом.


— Толстяк — машина?! — ужасный вопль достиг максимальной отметки, отчего, казалось, уши режет беспощадный звон, подобный тем, что звучат на фабриках по изготовлению деталей для людей с увеличенным потенциалом, как Хилз. — Стоп! — сказал он старому оперативнику, медленно приближающемуся к нему. — Я всажу этот осколок тебе в горло, старикан!


Хилз подошёл вплотную к психу, схватив приближающуюся к его телу руку, в которой находился последний шанс преступника унести в нижние уровни хоть кого-то за собой.

Мужчина с лицом, полным ярости, в конвульсиях бился о тело Хилза, пытаясь высвободить руку.


— Мне отпустить? — с необычным и до боли серьёзным тоном спросил Хилз, подняв человека в состояние насильственной левитации.


— Проклятый старик! — он ударил Хилза по лицу свободной рукой и беспрерывно начал кричать одно и то же слово раз за разом: «Отпусти!», выждав очередной элемент алгоритма, Хилз сделал то, что от него ждут.


— Хорошо, — произнёс старший детектив и, сжав руку преступника с такой силой, что хруст костей эхом прозвучал в моей голове, перебросил мерзавца через стойку.


Вслед за действием Хилза последовал очередной шквал криков, но в этот раз связанных с ужасной болью, стреляющей в конечности диссидента. Мы с Робом приблизились к мужчине, осматривая его, после чего кто-то по нашей просьбе вызвал отряд безопасности. Люди медленно начали расходиться. Представление закончилось.


— Вы уже послали данные о случившемся хозяину? — спросил Хилз у робота-продавца.


— Да, сэр, — прозвучал голос из передатчика, незаметно находившегося на внутренней части предплечья робота, — я получил уведомление о нападении на моё предприятие, как только произошла защитная реакция при взаимодействии со злостным осколком. Благодарю Вас за помощь.


— Благодарности не нужны, ведь это наша работа, — Хилз внимательно осматривал небольшую вмятину в корпусе машины. — Будьте добры делать стойки из более устойчивого материала. Нам повезло, что никто не пострадал. — Хилз на секунду перевёл взгляд на лежащего мужчину и продолжил, — отряд прибудет с минуты на минуту. Вы, как пострадавший, должны дать необходимые показания.


— Да, конечно… — передатчик перебила сирена, медленно усиливающая громкость по мере приближения отряда безопасности.


— Отличный отдых, — томно прошептал я, глядя на огромную платформу А уровня, нависшую над нами на расстоянии пяти сотен метров.


Пока все занимались своими делами, мужчина, стонущий от боли, ударил Роба ногой прямо по колену и, поднявшись, принялся в бегство.


— Чёрт! — вскрикнул Роб, упав на платформу. — Хилз, он удирает!


Хилз, перепрыгнув через препятствие, побежал следом за отдаляющемся нарушителем. А я, достав нейробластер из кармана брюк, нацелился на беглеца.


— Нет, здесь слишком много прохожих, Кейдж! — произнёс Хилз.


— Я знаю, что делаю, — звук режущего воздуха исчез в ту же секунду, в которую возник, и рука Хилза подала учащённый «Пип».


Это был выстрел маяком, встроенным в нейробластер в качестве вспомогательного оборудования для ситуаций, где диссидент уходит с места преступления. К счастью, я попал точно в комбинезон, что дало нам полное представление о дальнейшем местонахождении негодяя.


Линия, состоящая из граждан, медленно стихала и распадалась на щепки, которые, в свою очередь, разделялись на единичные индивиды. Нам не составляло труда пробираться через горсти людей, что являлось несомненным плюсом, но, как ни странно, давший дёру получал равноценное преимущество.


Неоновые огни начали плавно меркнуть, оставляя лишь тусклый свет, дающий мнимую видимость. Если разделить погоню на этапы, то дело приближалось ко второй стадии, ведь человек в комбинезоне сменил траекторию движения, направившись в узкий заулок, где неоновое око вовсе не играло даже самой малейшей роли.

Я слышал, как частое дыхание Хилза показывало, что его силы на исходе.


— Хилз, он близко, — заметил я, слыша, как доносящийся из руки Хилза «Пип» дошёл до своего апогея.


Медленно перебирая ногами в кромешной тьме, мы услышали тишину — маяк, вечно указывающий расположение преступника, стих.


— Хилз, позвал его я, — его комбинезон…


Да, этот мерзавец снял комбинезон, наверняка продолжив побег. Я включил фонарик на нейробластере и заметил, что от одежды мужчины струйкой тянется кровь, буквально направляющая нас в другой конец проулка.


— Кейдж, он почувствовал, что мы прикрепили к нему маяк. Отряд уже близко, нам стоит…


— Не время! — я побежал вслед за алыми следами.


Я понимал, что скрыться ему негде: платформа В-003, будучи миром бизнеса, рано прекращала свою деятельность, что полностью изолировало преступника от мест, где можно хоть как-то спрятаться и залечь на дно. Более того, мы находимся на самом краю платформы, что даёт полную видимость местности. Я понял, к чему всё шло:


— Хилз, он хочет перебраться на орбиту другой платформы! — я вышел в мерклый неоновый свет.


— Да брось, он ведь убьётся, — Хилз усмехнулся.


— Сейчас ровно десять сорок — платформа С-067 будет на расстоянии четырёх метров от нас.


— Ты точно не ошибаешься? — усомнившись, спросил он.


— Точно, — я хлопнул его по плечу и побежал к самому краю платформы. — У нас ровно минута!


Расстояние было крайне малым, но я явно чувствовал, что мои ноги уже не в силах продолжать марафон. Чуть было не остановившись, во мраке начало виднеться тело человека, готовящегося к чему-то сумасшедшему: полуголый мужчина размахивал руками, приближаясь к моменту прыжка.


— Не… двигаться! — уставшим голосом, задыхаясь, крикнул я, держа в руках нейробластер.


Мой повелительный тон оказался пустышкой в голове безумца, прыгнувшего на платформу, пролетающую под нами. Хилз следом, ни секунды не думая, прыгнул за ним. Я посмотрел вниз, на платформу, на которой так однообразно разместились кубы. Пару десятков — всё по планировке платформ среднего класса. И на одном из таких кубических домов я видел Хилза, мчащегося за окровавленным мерзавцем.

Расстояние начало медленно увеличиваться, но, признаюсь, духа не хватило пересилить себя и я, закрыв глаза сделал шаг. Нет, я не кретин, решивший вслепую сделать прыжок в металлическое никуда, находившееся на расстоянии целых четырёх метров. Я резко открыл глаза, пытаясь поставить ноги более доступно и комфортабельно, дабы не расколоться в первые секунды состояния аффекта. Поток воздуха… Я… Я режу поток воздуха, падая вниз. Глухой звук металла — я стою на своих двоих прямо на платформе С-067. Ноги оказались целыми при многом благодаря академической методики приземления.


— Отпусти её! — послышался голос Хилза где-то на другом краю платформы.


— Чёрт, — подумал я вслух, добираясь всё ближе и ближе к месту, где погоня мёртво окоченела.


***


Хилз почти было успел схватить их, но стало слишком поздно: детектив мог лишь наблюдать за сценой скоростного движения по траектории смерти. В тот момент время остановилось, и висящие над нами автомобили отряда безопасности беспечно повернули назад, домой, в министерство обороны Купольной цивилизации, когда они так были нужны. Да, наверное, правда за ними, ведь плоды кремации также не собрать в целого человека.

Секунда. Две. Три. Они продолжали падать, и произошло то, чего никто не мог ожидать: из-под платформы в миг падения вылетела машина детективного отдела с откидным верхом, в которую и упали двое.


Далее со слов водителя:


— Ты ещё что за хрен? — спросил удивлённый мужчина.


— Сопляк. Или ты позабыл? — я поставил транспорт на беспилотный режим и, развернувшись лицом к мерзавцу, находящемуся на заднем сидении, навёл лазерный ствол прямо ему в лоб. — Теперь не такой крутой, верно?


— Ублюдок! — он обеими руками схватил меня, пытаясь перекинуть за борт транспорта, но для него всё было уже кончено.


Дальше послышался женский всхлип, наполненный чувством, которое можно сравнить лишь с избавлением от чего-то предрешённого и летального. Назовём это слезами радости.


Мы поднялись на платформу С-067, на которой находились лежачий Хилз, по-детски смотрящий за моим героическим подвигом по спасению заложницы, и Кейдж с такой глупой харей. Наверняка моё появление можно сравнить с Купольной благодатью, но всё гораздо проще и понятнее, с точки зрения логики. Поставленный Кейджем маяк до последнего ориентировал меня, пока не погас. Дальше чутьём я нёсся за сигналом, исходящим из рук Хилза, на который, собственно, и сбежались эти недоумки из отряда безопасности.


Но не стану врать — это случайность. Удачное стечение обстоятельств относительно сегодняшнего треклятого невезения.

30 de Noviembre de 2018 a las 12:48 0 Reporte Insertar 0
Continuará… Nuevo capítulo Cada 10 días.

Conoce al autor

Comenta algo

Publica!
No hay comentarios aún. ¡Conviértete en el primero en decir algo!
~